"Ливерпуль" основал пивовар, "Вест Хэм" бился за трезвость, а игроки нередко умирали молодыми. Первые футбольные клубы и алкоголь

20 апреля 2020, пн

Британская Футбольная ассоциация появилась в английском пабе. В следующие десятилетия алкоголь помогал клубам существовать и развиваться. Он же гробил карьеры профессиональных футболистов. Предлагаем вашему вниманию материал портала Sports.ru.

Футбол получал деньги от пабов не первым – дорогу открыл крикет

В этом году "Брентфорд" из западного Лондона должен переехать на новейшую арену. Последние 100 с излишним лет команда воспринимала конкурентов на поле "Гриффин Парка" – стадион неоднократно перестраивали, но с одна тыща девятьсот четыре года постоянным оставалось заглавие, которое отсылает к совершенно другой эре британского футбола. Арена получила имя в честь размещенного по соседству паба "Гриффин". Тот, в свою очередь, именуется так из-за эмблемы пивоваренной компании Fuller’s, на которой изображен грифон.

Сегодняшний сезон должен стать последним для "Брентфорда" на "Гриффин Парке"

Соседство стадиона и паба было полностью обыденным для британских команд на заре существования футбола. 1-ое время на "Гриффин Парке" даже не было подтрибунных помещений – команды переодевались в пабе. В схожих критериях игрались и тренировались футболисты первого состава "Сандерленда": клуб был сформирован при школе-интернате, а наиблежайшее применимое поле принадлежало пабу "Блю Хаус".

Портрет Рэйча Картера на стенке паба Blue House в Сандерленде

На стадионе при пивной "Сандерленд" провел только несколько матчей, а позднее футболисты даже поругались с обладателем из-за очень высочайшей, по их воззрению, ренты в 10 фунтов в год. Но паб существует до сего времени и остается культовым для болельщиков "Сандерленда". От хоть какого другого английского заведения, где подают рыбу с картошкой, его отличает большущее граффити на брандмауэре с изображением легенды клуба 1930-х Рейча Картера.

Сейчас британский паб остается местом для встреч, праздничков, поминок, знакомств и многого другого. Тогда они служили центром спортивной жизни. В пабах хранился инвентарь, принимались стставки проводились командные собрания. Футбол ничего кардинально тут не поменял, а только взял пример с другого вида спорта. Еще в XVIII веке английские пабы преобразовывались в штаб-квартиры крикетных клубов.

Продажа пива помогала командам выживать

Пивная делала функцию клубного музея с полками для памятных трофеев. Барная стойка по выходным преобразовывалась в стойку инфы. Чтоб выяснить последние результаты, не непременно было дожидаться утренней газеты. Заместо этого болельщик направлялся в паб, куда по телеграфу присылали недлинные отчеты о матчах.

Британский паб был центром публичной жизни

Ну и главное: чем больше получает паб, тем богаче клуб. Благодаря доходам от реализации пива команды могли пошить новейшую форму либо отправиться на турнир в другой город. Рэй Вэмплю, доктор Института Стерлинга, в исследовании о первых британских клубах (книжка одна тыща девятьсот восемьдесят восемь года "Pay up and play the game") писал, что продажа напитков в пабе приносила командам до 15% бюджета. Чем лучше выступал клуб, тем выше был этот показатель. С другой стороны, можно представить оборотное: чем больше клуб зарабатывал на пиве, тем лучше он играл.

С течением времени роль пабов и пивоварен только усиливалась. В одна тыща девятьсот два году "Мидлсбро", выйдя в 1-ый дивизион, задумался о перестройке стадиона – и здесь же обратился к пивным компаниям с предложением инвестировать в инфраструктуру.

В две тыщи восемнадцать году на "Энлфилде" установили монумент пивовару и основоположнику клуба Джону Хоулдингу

Другая схожая история связана с именованием предпринимателя Джона Хоулдинга. Он обладал пивным созданием в Ливерпуле, помогал "Эвертону" и предоставлял команде принадлежащий ему стадион "Энфилд". Спор вокруг арендной платы вынудил футболистов съехать с арены. Чтоб стадион не пустовал, пивовар сделал новый клуб – "Ливерпуль".

С этого и началось соперничество 2-ух основных команд городка

"Астон Вилла" боролась с пьянством слежкой и трезвыми понедельниками

Тесное взаимодействие клуба и паба подталкивало игроков к тому, чтоб проводить много свободного времени за стойкой. Познаний о медицине и физиологии уже тогда было довольно, чтоб проследить логическую связь меж пьянством и низкими спортивными плодами.

Одним из первых сухой закон и грозные штрафы за дебоширство в футболе ввел Чарльз Клегг, президент "Шеффилд Уэнсдей" и будущий глава Футбольной ассоциации. При этом воспрещалось не только лишь выпивать, да и даже продавать напитки. К примеру, Чарльз Клегг не стал церемониться и изгнал капитана команды Томми Кроушоу, который под конец карьеры обзавелся пабом.

О состоянии игроков очень волновался один из управляющих "Астон Виллы" и глава Футбольной лиги Уильям Макгрегор. Главными бузотерами команды из Бирмингема в 1890-х числились заступник Джимми Крабтри и нападающий Джек Рейнольдс. Они считали обычным придти на тренировку либо игру полностью опьяненными (и при всем этом посодействовали "Астон Вилле" выиграть чемпионат в сезоне-1895/1896).

"Астон Вилла" посреди 1890-х

Чтоб обличить футболистов в злоупотреблении, Макгрегор даже нанял личного детектива. Он также ввел трезвые понедельники – закрытые собрания в одном из кафе Бирмингема. Футболисты были должны пить заместо алкоголя кофе либо чай и слушать живую музыку.

Борьба со злоупотреблениями наталкивалась на протесты. Ах так охарактеризовывал положение дел в "Астон Вилле" нападающий команды Арчи Хантер: "Многие (в особенности те, кто ничего не смыслит в футболе) убеждены, что после каждого матча игроки идут напиваться в ближний паб. Естественно, вы там встретите футболистов, но за рамки приличий они не выходят. Совершенно напротив: безрассудство в выпивке и курении исключено. По другому таковой игрок в команде не задержится".

Хантер, естественно, ошибался. Тот же Джимми Крабтри играл в "Астон Вилле" девять лет. Скоро после окончания карьеры он запил еще более. Одна из попек обернулась злосчастным случаем, в итоге которого Крабтри погиб. Его собутыльник Джек Рейнольдс также окончил с футболом не позднее других, хотя продолжал пить – пока не скончался в 40 восемь лет.

Футбольная лига пыталась побороть пьянство (влияние Общества трезвости)

Уильям Макгрегор боролся с привычкой испить не только лишь из собственных представлений о спортивном режиме. Он считал недопустимым употребление алкоголя вообщем – в любом количестве и в каких угодно обстоятельствах. Макгрегор, как и тыщи его современников, был приверженцем Общества трезвости.

Сторонники Общества трезвости не скупились на приятную агитацию

Движение врагов алкоголя появилось в одна тыща восемьсот 30 два году, когда несколько британских рабочих подписали обязательство больше не пить. Равномерно Общество трезвости стало более массовым и конструктивным. Если сначала речь шла только о крепких напитках, то потом под запрет попали даже вино и пиво. Огромную роль в популяризации движения сыграла религия. Англиканские и католические священники призывали воздерживаться от алкоголя. Тех же взглядов придерживались многие члены Либеральной партии.

Подобные настроения царствовали и в руководстве Футбольной лиги. Глава судейского комитета Джон Льюис часто читал игрокам нотации о вреде алкоголя. Секретарь лиги Чарльз Сатклифф пропагандировал здоровый стиль жизни в воскресной школе, где работал учителем. В том числе и благодаря его усилиям в Великобритании стали появляться команды при церковных общинах. Они служили кандидатурой футбольным клубам со штаб-квартирами в пабах.

"Вест Хэм" основал радикальный трезвенник

Активным членом Общества трезвости (а заодно и президентом Английского общества овощеедов) был предприниматель Арнольд Хиллз. По его инициативе в одна тыща восемьсот девяносто 5 году был сотворен новый футбольный клуб – "Темз Айронворкс". Через пару лет команда при металлургическом заводе получила более запоминающееся заглавие – "Вест Хэм Юнайтед".

Игроки команды Хиллза кооперировали футбол с работой на предприятии

Хиллз брал в состав только трезвенников и некурящих, а за нарушение игроку полагался штраф. Игроки страшились не только лишь штрафов, да и вероятных травм, которые могли лишить их работы на производстве. На этот случай в клубе ввели страхование жизни, но с неотклонимым условием: после восемь часов вечера травмированный игрок был должен находиться дома. Так Арнольд Хиллз пробовал приучить футболистов не шляться по пабам. Его способы воздействия отразились в прозвище "Вест Хэма". Когда-то "молотобойцев" называли "трезвенниками".

Сейчас заветы Хиллза в клубе благополучно позабыты. В честь основоположника команды на домашнем стадионе "Вест Хэма" названа одна из бизнес-лож. Ее гостям предлагают скооперировать просмотр матча с щедрым застольем. В меню – вино, пиво, прочные напитки, мясные блюда – все то, что Арнольд Хиллз в свое время презирал.

Алкоголь убивал футболистов

Усилий Хиллза было очевидно недостаточно, чтоб освободить футбол от спиртной зависимости. После матчей игроки продолжали заглядывать в пабы. Некие из их становились собственниками пивных заведений.

Самый впечатляющий пример – Уильям Фулк про прозвищу Жирдяй. При росте под 100 девяносто см Жирдяй, что типично, играл в воротах. Вес Уильяма достигал 100 шестьдесят кг. Бескрайние габариты Фулка становились объектом шуток и карикатур.

Огромную часть карьеры Фулк провел в "Шеффилде", но потом его звали в "Челси" и в "Брэдфорд". К тому моменту вратаря уже меньше заинтересовывал футбол. Уильяму принадлежал паб The Duke. Там он проводил еще больше времени, чем был должен проф спортсмен. Уильям предназначил свою жизнь не футболу, а непробудному пьянству и безудержному чревоугодию. Уже после окончания карьеры (а он играл аж до 30 три лет) Фулк оказался фигурантом дела о нелегальных ставках. Прошлый вратарь заплатил большой штраф и лишился паба. Он погиб в 40 два года от цирроза печени.

Футбольный алкоголизм так распространялся не от неплохой жизни. 100 20 годов назад заработная плата игрока была не выше средней по стране. К примеру, нападающий Стив Блумер, удачно выступавший за "Дерби Каунти" и сборную Великобритании, сначала получал на уровне промышленного рабочего – 30 семь пенсов в неделю. Наибольший заработок Блумера составлял около 5 фунтов – столько же платили инженерам. При этом нападающий в тот момент уже лупил рекорды результативности, время от времени отличаясь по 5-6 раз за матч. Стив, как и другие футболисты той эры, тоже злоупотреблял спиртным.

Позднее судьбу профессионального игрока с диагнозом "алкоголизм" повторят Джордж Бест и Пол Гаскойн.

Пьянство победила война

Коренной перелом в отношении футболистов к алкоголю случился уже во время Первой мировой войны. В Англии пробовали ввести сухой закон, но ограничились мягенькими мерами: лорды, министры и даже царская семья на публике объявили, что отрешаются от спиртного; законодательно изменили время работы пабов в городках: они раскрывались исключительно в обед и с 18:30 до 21:30. До этого многие заведения работали до утра.

В одна тыща девятьсот пятнадцать году вступил в силу закон "Об угощениях". Брать выпивку сейчас разрешалось только для себя, а ранее в Великобритании гости пабов обычно угощали друг дружку. В годы войны за такую щедрость могли оштрафовать. Правительство также повысило акцизы: в 1918-м бутылка виски стоила один фунт, в 5 раз больше, чем до начала войны.

Британская пропаганда приравнивала алкоголь к германскому бойцу

Объемы употребления спиртного в Англии приметно снизились. В 1914-м англичане употребили восемьдесят девять миллионов галлонов, спустя четыре года – всего 37. Стало еще меньше обвинительных приговоров за дебоширство. За 1-ые три года войны их число свалилось вчетверо.

Меры борьбы с алкоголизмом воздействовали и на футбол. Игроки закончили часто напиваться до беспамятства. К тому же вырос уровень самой игры – чтоб сделать шаг вперед, как раз требовалось более проф отношение футболистов к работе. Отсутствие вредных привычек время от времени становилось решающим фактором при приглашении игрока в команду.

Отрешиться от алкоголя Эдди Хэпгуда уверил один вопрос Герберта Чепмена

Через много лет после окончания карьеры знаменитый заступник Эдди Хэпгуд в автобиографии вспоминал знакомство с тренером "Арсенала" Гербертом Чепменом. Тот сперва спросил: "Сынок, ты пьешь? Куришь?" Футболист ответил негативно. "Этот вопрос так врезался в мою память, – писал Эдди Хэпгуд, – что я вправду больше никогда не курил и не пил. И когда мы отмечали победу в кубке, я наливал для себя лимонад".

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *