ставки икс бет отзывы

Валерий Катынсус: "Будь в Молдове уровень выше, выступал бы на родине"

02 сентября 2005, пятница

Аутсайдерский статус сборной Молдовы в пятой отборочной группе вызывает справедливое разочарование футбольных болельщиков нашей страны. В команде немало классных игроков с престижным клубным представительством, что делает ее непростым, на многое гораздым соперником. И хотя турнирные дела у молдаван с самого начала не заладились, и все, что им нынче осталось, — бороться за репутацию и благосклонность родной торсиды, рассчитывать на легкость субботней жизни на поле кишиневской арены белорусам не приходится. С этим согласен капитан дружины Виктора Пасулько защитник “Томи” Валерий КАТЫНСУС. О сибирском бытии, буднях российской премьер-лиги, о партнерах-одноклубниках, среди которых два белоруса, и, естественно, о предстоящем “постсоветском” дерби 27-летнего уроженца Кишинева на днях расспрашивал корреспондент “ПБ”. {nl} {nl} — Вы отправились в сборную после ничейного матча “Томи” с “Шинником”. Для подготовки к выезду в Ярославль Анатолий Бышовец увез команду на несколько дней в Москву. Заблаговременно подбираться поближе к месту будущих сражений — обычная томская практика? {nl} — Нет, такое случилось впервые. Это решение тренерского штаба. Не нам, футболистам, его обсуждать. Наше дело маленькое — выходить и играть. И выполнять то, что говорит главный тренер. Мы люди подневольные… Сели в самолет, четыре часа в воздухе — и в Москве. Через нее, столицу, и домой, в Кишинев, добираюсь. До Питера с дозаправкой около шести часов лету. Конечно, это довольно утомительно. А что делать? Будь у нас в Молдове уровень выше, я выступал бы там — родина, комфорт, никаких самолетов… Но ничего этого нет. Премьер-лига — это серьезно. Класс, престиж, заработок и все остальное. Клубы имеют возможность делать дорогостоящие приобретения, приглашать квалифицированных игроков, отчего футбол становится интереснее и уровень турнира повышается. А к неудобствам вроде этих транспортных приходится привыкать. Это наша работа. Футбол везде одинаков — выходишь, забиваешь, выигрываешь. А Томск ведь ближе к европейской части не передвинешь… {nl} — Как нынче в городе с погодой? {nl} — Нормально, тепло. Хорошие условия для футбола, подготовки. Лето как-никак, а вот насчет зимы не знаю. Что такое сибирский мороз, я пока могу лишь гадать. В клуб приехал только в апреле. В Томске комфортно. Я неплохо изучил его. Небольшой, уютный хороший городок. Мне нравится. И вообще жаловаться на что-то не приходится. Живу в арендованной квартире, хотя о каком-то домашнем быте сейчас речь вести трудно. Очень редко бываю дома, путешествуем с ребятами с базы на базу. Матчи, сборы, перелеты, сборная — сплошные разъезды… {nl} — Жена жалуется? {nl} — Нет, понимает специфику. У футболистов по определению не может быть много свободного времени. {nl} — Чем, кстати, кроме семейных забот, вы его заполняете? {nl} — Ничем особенным. На базе между тренировками книжки читаю, кроссворды разгадываю и тому подобное. Естественно, значительная часть короткого досуга уходит на телефонные разговоры. {nl} — Заедает тоска по солнечной родине? {nl} — Бывает иногда и такое… {nl} — Вы в Кишиневе родились? {nl} — И там же вырос, занялся футболом. Первая команда — кишиневская “Агро”, вторая — “Зимбру” и так далее… {nl} — Детский выбор в пользу футбола не имел альтернативы? {nl} — А какая может быть альтернатива? Лет в семь попросил отца отвести в секцию. Он, правда, все как-то не торопился — видно, давал мне время на раздумья. Пришлось проявить настойчивость. В девять начал постоянно заниматься, и за все годы ни разу об этом не пожалел. И не думаю, что когда-либо пожалею. {nl} — В каком возрасте стали профессионалом? {nl} — В “Агро” был зачислен в пятнадцать лет. В шестнадцать уже стабильно играл в основном составе. {nl} — Первая зарплата составила… {nl} — Долларов сорок или 50. {nl} — По нынешним временам смешная сумма… {nl} — А по тогдашним — не очень. Это происходило в середине 90-х, шли реформы… А молодому многого и не надо. Так что нормальные были деньги. {nl} — Старшие товарищи не предлагали уважить их по случаю первого жалованья? {nl} — Подобного не припоминаю. Так давно это было… И недолго — вскоре принял предложение кишиневского “Зимбру”. Там все по-другому. Во-первых, психология. На каждый матч выходишь с мыслью об обязательной победе. Во-вторых, уровень. Выигрывали золотые медали национального чемпионата. Кроме этого, участвовали в “Кубке Содружества”, еврокубках. Меня в олимпийскую сборную постоянно вызывали. Аккурат тогда узнал, что такое плотный график. Играли через три дня на четвертый, а то и через два на третий. Времени почти не оставалось. Зато было безумно интересно. {nl} — Ну да. Однажды, помнится, чуть в групповой раунд Лиги чемпионов не пробились… {nl} — Не однажды, а дважды. Находились в шаге от попадания в групповой турнир. Добирались до третьего раунда, где уступали солидным клубам. Один раз голландскому ПСВ “Эйндховен”, другой — пражской “Спарте”. {nl} — Тогда и задумались о легионерском продолжении карьеры? {nl} — С молодых лет хотелось поиграть в хороший футбол, на высоком уровне, в серьезном чемпионате. Сначала мои желания были связаны исключительно с Европой. Но потом, глядя, как на глазах прогрессирует российское первенство, проникся к нему симпатией. Тем более что в России выходцам из бывшего СССР проще устроиться — нет языкового барьера, особенных различий в ментальности. В итоге там и оказался. Пока все получается. Что дальше — будет видно. {nl} — В “Томь” вы перешли из тульского “Арсенала”. От пряников и самоваров — в Сибирь… {nl} — Так вы же не знаете, как я в Тулу-то попал… {nl} — Не знаю… {nl} — Можно сказать, вынужденно. Из одесского “Черноморца” отправили. Поначалу на Украине дела складывались успешно — выходил, играл, носил капитанскую повязку. Город очень нравился. А потом возникли разногласия в материальном вопросе. Мне не хотели улучшить контрактные условия, а учитывая, что я уже тогда стремился перебраться в Россию… Короче, совали палки в колеса. Из-за этого срывались хорошие варианты продолжения карьеры. В итоге ничего не оставалось, как ехать в Тулу. В Одессе, видимо, думали, что я не вылезу из первой лиги. А может, ничего и не думали, не знаю… Как бы то ни было, в “Арсенале” я не собирался засиживаться. Как сезон закончился, представился шанс сменить место работы, я это сделал и оказался в премьер-лиге, в Томске. {nl} — Сорвавшиеся варианты, о которых вы говорили, это, если верить тогдашней прессе, ярославский “Шинник”, московское “Динамо”, днепропетровский “Днепр”. Упоминался даже некий английский клуб… {nl} — Не стану называть варианты — делами занимались агенты. Но понятно, что перспектива была куда престижнее и выгоднее, чем первая российская лига. Однако в “Черноморце” на это внимания не обращали. Я в то время еще принадлежал одесситам по контракту, и они сами решали, куда меня отдать. Некрасивая, неприятная была ситуация… {nl} — Каков ваш трудовой стаж защитника? {nl} — Не сразу им стал. На начальном этапе карьеры перепробовал чуть ли не все амплуа. Потом повзрослел, и лет с девятнадцать постоянно играю на разрушение. То в центре обороны, то с краю. Знакома мне и позиция опорного полузащитника. {nl} — Вы в “Томи” не единственный представитель Молдовы. {nl} — Да, есть еще Олег Шишкин. Мы с ним дружим, хотя на родине выступали за разные клубы. {nl} — Почему Шишкина нет в сборной? {nl} — Я бы его вызвал, но я ведь не тренер. Комплектовать состав — известно чья прерогатива. {nl} — Вы в сборной давно, лет шесть… {nl} — Точно не помню. Первый вызов в национальную команду получил, кажется, в двадцать один год или в 22… Тогда еще за “Зимбру” выступал. {nl} — Кто вас пригласил? {nl} — Александр Мацюра. Он хорошо меня знал, так как перед приходом в национальную сборную некоторое время работал в олимпийской, где я играл. {nl} — В две тысячи один году вас признали лучшим защитником Молдовы. {nl} — Помню. У нас в конце каждого года определяют лучших футболистов по разным версиям. В голосованиях участвуют специалисты, тренеры, журналисты. {nl} — По диплому вы, знаю, специалист в области менеджмента… {nl} — Закончил Кишиневский институт менеджмента при госуниверситете. Начинал на дневном отделении, затем, когда много времени стал отнимать футбол, перевелся на заочное. Пригодятся ли знания? Думаю, не помешают. {nl} — Подобно большинству футболистов живете сегодняшним днем? {nl} — Ну почему? Иногда и о будущем задумываюсь. Хотя, вы правы, в жизнь после спорта пока не заглядываю. Надеюсь еще поиграть. {nl} — Часто вспоминаете матч в Минске в октябре прошлого года, когда наши разгромили ваших? {nl} — Обидное поражение. Не буду оценивать справедливость результата и не стану говорить, что Молдова сильнее Беларуси, но, на мой взгляд, счет не по игре. Начали мы ведь очень неплохо. А потом… Не знаю, может, психологически надломились после первого гола. Когда же второй пропустили, попросту развалились. Вина за то поражение лежит на нас самих. {nl} — И, как следствие, молдавская сборная сегодня не имеет высокой турнирной мотивации. Как вы воспринимаете этот печальный факт? {nl} — Причин тут целый комплекс. Однако основная опять же кроется в нас, футболистах. Мы ведь выходим на поле. Выходим, но не побеждаем. Хотя команда неслабая, собрана из хороших игроков. Большинство ребят в расцвете лет и сил, выступают в неплохих зарубежных клубах. Считаю, наш потенциал позволяет добиться результата, а раз не удается, значит, чего-то не хватает. Впрочем, несмотря на отсутствие турнирных перспектив, мы не вешаем нос. На оставшиеся четыре матча настрой у нас будет серьезный — на победу. Тем более что два ближайших проводим дома, перед своими болельщиками. Хочется, чтобы и они наконец порадовались… Другого стимула все равно нет. {nl} — Томские болельщики от молдавских чем отличаются? {nl} — Да хотя бы количеством. В Томске почти всегда полные трибуны, активная поддержка. Очень приятно играть. А дома народ на футбол слабо ходит. {nl} — Даже на сборную? {nl} — На сборную еще куда ни шло, но все равно поддержка не такая, как в Томске. Впрочем, все ведь взаимосвязано. Будем хорошо играть, и пустых мест на трибунах станет меньше. {nl} — И стадион, глядишь, до ума доведут. Я о кишиневском Республиканском… {nl} — Больная тема… Конечно, в Тирасполе приятнее играть. Там арена европейского уровня — великолепное поле, трибуны, инфраструктура. Однако туда сборной путь закрыт. Я не знаток политики, но здесь она виновата. {nl} — Вы капитан сборной. Лидер по натуре? {nl} — Вообще-то на поле все равны. За его пределами, конечно, все по-другому. Капитан должен быть лидером. И не опускаться ниже определенного уровня. {nl} — Чьи шансы в субботу предпочтительнее? {nl} — Они примерно равны. Не хочу никого зачислять в фавориты. Исход может быть любым. {nl} — С кем из белорусских футболистов вы знакомы? Кроме, естественно, Сергея Ясковича и Александра Кульчия. {nl} — Штанюка знаю. А с белорусскими одноклубниками у меня с первых дней знакомства хорошие отношения. С Ясковичем вместе играем в обороне. Одно время составляли связку в центре, теперь я обычно справа выхожу. Спросите Сергея, он подтвердит…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *