Сергей Клещенко: «Хочу стать тренером сборной Молдовы!»

07 февраля 2008, четверг

Один из наилучших нападающих Молдовы, забивавший «Челси» и «Милану», сказал «Комсомолке», почему он решил окончить карьеру, как он стал «Калашниковым» в Израиле и для чего болельщики носили его машину на руках.
Сергей Клещенко – знаковая фигура молдавского футбола. Хотя смотришь на него – на вид таковой небольшой, щупленький, малость даже робкий. И тяжело представить, что он может так преобразиться на футбольном поле, перевоплотиться в сгусток спортивной злобы, амбиций, настойчивости и здорового нахальства, в человека, забивавшего голы-красавцы грандам мирового футбола, кому Клаудио Раньери, тренер «Челси», даже желал предложить подписать договор. Рекордсмен по количеству сыгранных за сборную матчей (ни мало ни много, а их – 69) и забитых голов (11), Сергей Клещенко уходит из огромного спорта, перевернув еще одну страницу истории молдавского футбола.

«Не заметил, как дочь в школу пошла»
– Не жаль уходить, Сергей? Мальдини вон в «Милане» до сорока играет…
– Любимым делом надо заниматься до тех пор, пока оно доставляет удовольствие. А когда оно становится в тягость, когда не так весело и интересно идти на тренировку, выходить на поле – надо заканчивать. Без души футболом заниматься нельзя. – А если поступит стоящее предложение, допустим, из клуба Премьер-лиги России?
– Откажусь. Понимаешь, дочка уже в третий класс ходит, сын в школу скоро пойдет, а я только сейчас это заметил… Без меня растут. Семья – в Молдове, я за границей играю. Надо больше с ними бывать. А я за три года в России налетал самолетами примерно тысячу часов! Это мы с ребятами на сборах под-считывали. И то не все вспомнили. Да и неправда, что тренеры не заглядывают в паспорт футболиста. Заглядывают, еще как! Меня в новокузнецкий «Металлург-Кузбасс», играющий в первой российской лиге, год назад брали именно как опытного игрока, способного сплотить команду, этакого дядьку. Меня там так и называли – «Викторыч». А в «Сибири» – в шутку «дядей Сережей». После окончания сезона и намекали, и прямым текстом говорили, что, мол, можешь не потянуть, пора уходить. Хотя я до сих пор в команде лучше всех тесты сдавал. В прошлом сезоне я сыграл тридцать четыре матча. Если бы пригласили играть в небольшую страну, где расстояния между городами маленькие, на Кипр, например, может, и согласился бы. – Сколько забили?
– Один мяч. «Тереку», там Ваня Тестемицану играет. Еще шутили потом: «молдаванин молдаванину забивает». Но дело в том, что я только одну-две игры сыграл на своей позиции, а так пришлось даже опорного полузащитника играть или на правом фланге. А я ведь левша. – Ты поиграл и в российской Премьер-лиге, и в первом дивизионе. Сильно ощущается разница?
– Конечно, уровень футбола в первой лиге пониже, тяжелее играть. Правда, поля хорошие. Ни разу на плохом газоне не играли. Много разговоров, особенно осенью, в конце сезона, ходят о судействе. Но доказательств у меня нет. Скажу так. Сегодня арбитры научились так судить, чтобы не было заметно, в чью сторону они свистят.
«Не хотел унижаться перед «звездами»
– Ты поиграл в Молдове, России, Израиле, Голландии. Где ты себя чувствовал наиболее комфортно?
– Время, проведенное в «Зимбру», было замечательным. Пять раз становился чемпионом. Кубок брали. В Голландии в одной игре дважды «Фейеноорду» забил. А вот в России у меня не получалось. Не пошло с Россией изначально. В «Зените», где полгода отыграл, на первой же «двусторонке» три гола забил. Футболисты говорят, давайте, заявляйте его скорее! Не пошло. Не сложились у меня с этой страной отношения. Сам не пойму, почему. Хотя я всегда стараюсь подстраиваться под футбол той страны, где играл. Вроде получалось. – А почему в Голландии надолго не остался?
– Меня в клубе высшей лиги «Иглз» использовали как левого нападающего. Я должен был делать передачи на рослого центрального нападающего. Но я частенько смещался в центр и забивал. Все хорошо было, но команда вылетела в первую лигу, а в переходных матчах за попадание в «вышку» мы проиграли. Я и подумал: «Неужели мне еще год играть в низшем дивизионе?» И ушел. – А в Израиле?
– Все великолепно было! Семья со мной поехала, мы на берегу моря жили. Клуб снял дом, машину предоставил. Сначала тяжело было акклиматизироваться. Жарко. Игры начинаются в шесть вечера, во втором тайме поначалу тяжеловато было. Потом привык. В Израиле – замечательные болельщики! Я играл в «Маккаби» из Хайфы и в «Хапоэле» из Тель-Авива. Так эти два клуба даже противоборствующие друг с другом политические партии поддерживают. Я как-то обидел свою будущую команду «Хапоэль», которая проиграла «Маккаби» 0:1. Тот гол забил я. После игры фанаты «Маккаби» остановили мою машину, подняли ее на руки и пронесли несколько метров. А однажды фаны двух этих клубов, как только я появился на поле, в мою честь затянули песни. Приятно было. Меня болельщики «Калашниковым» прозвали за то, что часто «расстреливал» ворота соперников. – Наверняка, еще более приятно тебе было, когда забивал в кубке УЕФА английскому «Челси» и итальянскому «Милану»…
– Когда говорят про Сергея Клещенко, неизменно добавляют: «тот, который «Милану» с «Челси» забивал». Хорошая в 2002-м у нас команда была. Вышли в четвертьфинал. Могли и «Милан» пройти. Дома 1:0 выиграли, на выезде проигрывали 0:2, нужен был один мяч. Два момента у нас было, в пустые ворота не попадали из убойных позиций. Не повезло. После игры с «Челси» тренер англичан Клаудио Раньери поинтересовался моим возрастом. А мне почти тридцать уже было. Жаль, сказал Раньери, я бы подписал с ним контракт. Был бы года на два-три моложе, уверен, заиграл бы в «Челси». Вон Бенаюн, с которым в «Хапоэле» играл, в «Ливерпуль» перешел. А в том сезоне я забил за команду двадцать два мяча, а он – 18. Бен Хаим в «Челси» попал. Но я его никогда не рассматривал как серьезного футболиста. Мне против этого защитника всегда было легко играть. – Жалеешь, что в то время помоложе не был?
– Грустно, что я не поиграл в сильном европейском чемпионате. Молдову тогда серьезно никто не воспринимал, и нашим гражданам тяжело было попасть, допустим, в Англию или Испанию. – Как тебе игралось против звезд мирового футбола?
– Нормально. Правда, люди они надменные, поэтому я даже футболками после игры редко менялся. Не хотел унижаться. После того, как «Челси» прошли, поменялся футболками с вратарем соперника.
«Люблю готовить борщ, заму и солянку»
– А о чем жалеешь в своей футбольной карьере?
– Жаль, что со сборной не все сложилось удачно. Помню, как в отборочном турнире к ЧЕ-1996 после двух побед играли в гостях с бронзовыми призерами чемпионата мира – болгарами. Я сравнял счет, судья не дал в ворота болгар стопроцентный пенальти. А у них тогда в составе Стоичков блистал, Костадинов… Немцев здорово повозили в Кишиневе. Саша Гузун гол забил с моей передачи. К 6-й минуте вели 1:0. Есть что вспомнить. У нас не было опыта. Выходя в футболках сборной, изначально нас грызли такие мысли: «Ну вот, сейчас нас «порвут». Психологически не могли полностью раскрыться. Хотя мы были не слабее соперника. А Добровольский смог раскрепостить ребят. И сборная заиграла. Я рад, что был несколько лет капитаном сборной, сыграл много матчей. – Чем займешься сейчас, когда ушел из футбола?
– Хочу получить тренерскую лицензию. Буду тренировать. Начну с юношеского футбола. Потом посмотрим. Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Я хочу стать тренером сборной Молдовы! Но к цели буду идти по ступенькам, постепенно. Надеюсь, получится. Несколько лет назад мы с женой Татьяной занялись бизнесом в области недвижимости, например аренда коммерческой недвижимости. В семье должен быть прочный фундамент. Тренерство – тяжелая и малооплачиваемая профессия. – А прощальный матч в честь футболиста Клещенко состоится?
– Мы с Павлом Чебану планировали провести его во время игры Молдова – Венгрия. Не успели. Так что мое прощание с футболом состоится в одном из ближайших товарищеских матчей нашей сборной на своем поле. – А твой сын не собирается стать футболистом?
– Собирается. Ему шесть лет, но недавно на турнире в Тирасполе он забил двенадцать мячей! А играл против ребят на год себя старше. Хочется, чтоб он стал футболистом. Хорошим футболистом. Это тяжело, но пусть так и будет. То, что легко достается, часто не ценится. – А как Сергей Клещенко проводит свободное время?
– Я – домашний человек. Могу двое суток из дома не выходить. Играю на гитаре. Люблю готовить, особенно у меня получаются первые блюда: борщ, зама, солянка. Жена рада. Иногда прихожу домой, а ужин не приготовлен. Таня говорит: «А я привыкла, что ты готовишь дома». Что делать? Иду на кухню и начинаю готовить…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *