Сага о Республиканском стадионе

13 декабря 2007, четверг

В ближайшее время на адресок портала Moldfootball.com приходит много писем с просьбой объяснить непонятную для многих ситуацию со строительством Республиканского стадиона. Приблизительно месяц вспять в газете ”Меридиан-спорт” был размещен материал, в каком свои точки зрения на сложившуюся ситуацию излагают генеральный директор Агенства спорта РМ Андрей Чмиль и президент Федерации Футбола Молдовы Павел Чебану. Считаем, что он животрепещущ и на данный момент, и поможет сделать свои выводы каждому читателю.

Андрей Чмиль: "Стадион построит государство"

Главный спортивный бюрократ страны принял нашего корреспондента в собственном кабинете для работы, уделив общению с прессой более получаса личного времени.

– Андрей Анатольевич, начнем с главного. Верно ли, что возведение Республиканского стадиона теперь поручено вашему ведомству?
– Да, это так.
– Тогда дополняющий вопрос – на каком уровне было принято это решение?
– На уровне президента страны. Могу для вас разъяснить, почему это вышло. Вследствие инициативы Федерации футбола, а потом и соответственного постановления правительства, право на строительство и эксплуатацию Республиканского стадиона было предоставлено FMF. Важным стимулом к принятию данного решения стало заявление представителей федерации, что у их есть инвестор, а, означает, и средства на реконструкцию арены. Но 20 5 августа, когда практически был закончен демонтаж старенького стадиона, у FMF, к огорчению, не оказалось ни договора с инвестором, ни средств, ни даже проекта.
Это было заявлено устно президентом Федерации футбола в присутствии премьер-министра страны.
– После этого и состоялась передача строительства Агентству?
– Полностью правильно. В виду того, что реконструкция главной арены страны имеет не только лишь спортивное, да и политическое значение, решением президента, которое потом было доказано постановлением правительства, все деяния по изысканию средств, по нахождению инвестора, по проектированию и строительству стадиона были поручены нам.
– То есть, знаменитая фраза Павла Чесану «Дайте нам ровное место, и мы построим стадион», была ничем не подкреплена?
– Выходит так. Правительство сделало все вероятное, чтоб требования, которые выдвинула FMF, были выполнены. Единственный вопрос, который еще не решен до конца, касается хозяев неких объектов, расположенных на местности стадиона, и выкупленных через аукционы личными лицами. На данный момент этот вопрос решается. Но он не имел никакого дела к проектированию и строительству новейшей арены.
– Но ведь национализация этих объектов, наверное, тоже входила в требования футбольного ведомства?
– Есть вопросы, которые решаются не только лишь на уровне правительства, да и на уровне парламента. Национализация приватизированных объектов – какой-то из них. И, как досадно бы это не звучало, это достаточно времеемкий процесс. Но я снова повторяю: факт нахождения на местности приватизированной недвижимости никаким образом не мешал проектированию и строительству нового стадиона.
Перед вами проект будущей арены (Андрей Чмиль показывает на подробную цветную схему, лежащую на его десктопе). Как вы видите, ни здание административного корпуса, ни здание израильского культурного центра, ни спортивный клуб «Кенгуру», ни теннисные корты не находятся на ее местности. А, означает, строительству не мешают.
– Помимо национализации перечисленных вами объектов, какие еще требования были выдвинуты перед вами руководством FMF?
– Начнем с того, что у стадиона не было сертификата на владение землей, на которой он, фактически, стоит. Агентство провело очень суровый объем работы, и сертификат был получен.
2-ое. Акционерное общество «Республиканский стадион» имело исторические задолженности – перед «Термокомом», перед «Union Fenosa», перед многими другими. Из спецфонда правительства было выделено около 1.900.000 леев, и долги были погашены.
Третье. Была проведена оценка приобретенного в процессе демонтажа земляного участка.
4-ое. В согласовании с предъявленными требованиями, Агентство было готово предоставить нужную документацию для официальной регистрации совместного АО с FMF.
Не считая того, был стопроцентно демонтирован стадион. Выходит фактически все, что правительство должно было выполнить, оно выполнило.
– Однако со стороны Федерации футбола продолжения не последовало…
– Я для вас скажу честно – я с нетерпением ожидал 20 5 августа, даты, на которую было намечено окончание демонтажа. Хотелось все окончить, перекреститься и дать стадион Федерации футбола. И я очень возлагал надежды, что потом туда придут ее представители, и начнут работу. К огорчению, наши надежды не оправдались.
– В случае, если бы стадион строила Федерация футбола, в чьей собственности находилась бы арена?
– Было бы сотворено акционерное общество, шестьдесят 5 процентов акций которого принадлежало бы FMF. За государством оставался бы 35-процентный блокирующий пакет. Другими словами, планировалось, что эксплуатировать и управлять Республиканским стадионом будет конкретно Федерация футбола.
Исходя из того опыта, который у меня был до того, как я заступил на должность директора Агентства спорта, я знаю – если человек решил что-то выстроить, он не будет посиживать, складя руки, и ожидать, когда ему высвободят площади. Он будет параллельно заниматься проектированием, подготовкой сметных документов, поиском субподрядчиков, закупкой стройматериалов и т.д..
– Федерация этим всем не занималась?
– Я договора не лицезрел! Договора либо хотя бы контракта о намерениях меж Федерацией футбола и возможным инвестором. Один раз нам был представлен некоторый австриец, который говорил, что нужно быть более активными и как необходимо строить стадион. Все.
Зато неизменная критика со стороны FMF в наш адресок – да, это было. Нас винили, что мы ничего не делаем, что мы тормозим процесс. Нас вечно пришпоривали и при всем этом использовались любые имеющиеся под рукою средства – пресса, телевидение, публичное мировоззрение. Дошло до того, что в последние недели, чтоб окончить все впору, люди работали с ранешнего утра до позднего вечера. Мой заместитель Вадим Смынтынэ, которого пришлось в критическом порядке вызвать из отпуска (это в августе, не знаю, как это ему простила супруга) лично сделал восемьсот 40 фото, запечатлев все стадии процесса от демонтажа арены (у нас есть исключительные по собственной исторической значимости фото) прямо до конечной передачи материала.
Другими словами, молчком, сжав зубы, мы решали поставленную пред нами задачку.
И если б мы заблаговременно знали, что у федерации, как говорится, есть желание, но нет способностей, либо, хотя бы участвовали в совместном обсуждении вопросов строительства новейшей арены, поверьте – на данный момент пустыря бы уже не было. Там уже велись бы работы. А так, по вине FMF, мы утратили потрясающее количество времени.
Вобщем, стадион, в любом случае, будет построен. Я знаю, прогуливается масса кривотолков, согласно которым, чего там только не собираются строить. Но я говорю со всей ответственностью, повторяя слова Владимира Николаевича Воронина: «Стадион там был – стадион там будет».

Павел Чебану: "Нас три года водили занос"

У каждого своя правда. Вспоминая об этом мудрейшем выражении, «Меридиан-Спорт» попросил высказать свою точку зрения по данному вопросу и главу Федерации футбола Павла Чебану. Беседа, вылившаяся практически в монолог главы FMF, продолжалась около часа и также открыла массу увлекательных подробностей.

Начал Павел Георгиевич издалека:
– два февраля этого года у меня была встреча с президентом страны. Мы обсуждали разные вопросы, и как-то вскользь задели темы Республиканского стадиона. Я тогда произнес, что у федерации есть инвестор, готовый вложить средства в реконструкцию арены. Но инвестор просит, чтоб вся ее территория была расчищена, с тем, чтоб на ее месте поднять уже новый стадион. При всем этом, часть площади использовалась бы для постройки бизнес-центра, с помощью которого инвестор планировал окупить свои издержки. Издержки, включавшие в себя как постройку стадиона, так и его предстоящее содержание.
И уже шестнадцать февраля Владимир Воронин собрал заседание, на котором присутствовали такие люди, как премьер-министр страны Василе Тарлев, тогдашний глава городской администрации Вячеслав Иордан, заместитель директора Агентства спорта Вадим Смынтынэ, тогдашний глава Агентства по строительству Игорь Семеновкер и главный конструктор городка Никон Запорожан. По итогам этого заседания было составлено постановление, включившее в себя семь пт. Перечислю некие из их.
Пункт 1-ый. Создание акционерного общества со последующими учредителями – Федерация футбола Молдовы и государственное предприятие. Ответственные за выполнение – правительство РМ и Департамент молодежи и спорта. Срок – до пятнадцать апреля этого года. Пункт выполнен не был.
Мы были обязаны сами создавать это АО, назначив его главой бывшего пресс-секретаря FMF Василе Ватаману. При всем этом мы возлагали надежды, что потом Агентство спорта все-же к нам присоединится, но этого до сего времени не вышло.
Пункт 2-ой. Передача 60.000 квадратных метров площади стадиона в собственность сделанного АО. Это тоже выполнено не было.
Очередной пункт. Возвращение объектов находящихся на местности стадиона из личной принадлежности. Ответственные за выполнение – Агентство спорта, примэрия. Срок – до 20 мая этого года. Тоже изготовлено не было. В процессе недавнешнего монтажа было разрушено только то, что можно было повредить. Теннисные корты, клуб «Кенгуру», парковка – все это осталось, и работает как работало.
Таким макаром, пункты постановления выполнены не были. Потому упреки в наш адресок о том, что мы, дескать, даже проект нового стадиона не подготовили, несостоятельны. Инвестор верно отдал осознать – пока стадион стопроцентно не расчистят, он не будет вкладывать средства. Даже в проектирование.
И еще две принципиальные детали. Уже когда шел демонтаж арены, Агентство спорта, вопреки вышеуказанному постановлению, прислало нам на подпись договор, согласно которому мы должны могли быть оплатить шестьдесят 5 процентов издержек по демонтажу.
В привесок мы получили-таки на подпись соглашение о разработке совместного АО, но тут тоже появились ранее неоговоренные пункты. Какой-то из них, к примеру, говорил, что в случае, если FMF в процессе постройки арены хоть на денек задержит выполнение собственных обязанностей, Агентство спорта будет вправе в однобоком порядке порвать договор, при всем этом все, что уже было выстроено, будет передано в его единоличную собственность. Разве мы могли подписать такое кабальное соглашение? Но потом данный факт дозволил Андрею Чмилю утверждать, что мы избегаем сотворения совместного АО.
Грустно. Грустно, так как, когда Андрей Чмиль встал во главе Агентства спорта, мы обрадовались. Все-же прошлый велогонщик! Уж он-то, задумывались мы, будет по-настоящему биться за интересы спорта, стоять горой за спортивные федерации. Но пока мы никакой поддержки от Агентства не получаем. Более того – конкретно с подачи Агентства спорта FMF была отстранена от данного проекта.
– Если реконструкцией Республиканского стадиона займется Агентства спорта, Федерация футбола построит свой собственный стадион?
– Непременно. Как мы когда-то планировали, он будет маленькой, но зато будет соответствовать всем требованиям УЕФА. Одно грустно – мы утратили кучу времени. Практически нас три года водили за нос.
– А что будет с вашим инвестором?
– В данной ситуации мы готовы свести его с Агентством спорта. Пускай строят совместно, нам не жаль. Для нас главное, чтоб у страны был собственный стадион. Чтоб сборная не прогуливалась с протянутой рукою, не гадала, где ей предстоит играть – на «Зимбру», на «Шерифе» либо кое-где еще.
Все же, мы все еще возлагаем надежды, что люди, которые несут ответственность за спорт, все-же образумятся, откинут свои амбиции и возвратятся к нашему проекту.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *