Максим Француз: "Нам еще многому надо учиться"

29 декабря 2007, суббота

«Один молдаванин, ну и тот – Француз». Шуточка, пользующаяся популярностью в те времена, когда Максим Француз был единственным представителем Молдовы в переполненном легионерами составе «Зимбру», сейчас неактуальна. Во-1-х, процент иноземцев в столичном клубе резко свалился, во-2-х, Француз больше не является жестким игроком «основы». Грустно, но факт. Все же, он как и раньше главный любимчик кишиневских фанатов. Болельщики «зубров» уповают и веруют, что «Франц» скоро вновь станет самим собой. Верует в это и сам футболист, ответивший на вопросы корреспондента «М-С».

Слухи из-за Прута

Максим, позади короткий, но все-таки отпуск. Не тяжело снова втягиваться в тренировочный процесс?
– Нет, не тяжело. Мы ведь на каникулах тоже не посиживали, складя руки. Кто-то занимался сам, кто-то приходил бегать на базу. Я, к примеру, часто посещал тренажерный зал, делал пробежки. Так что форму не растерял.
Получается, каникул, как таковых, не было?
– Ну почему? На отдых время тоже нашлось.
Тем не менее, уже на второй день после окончания отпуска вы проводили по две тренировки в день. Не слишком большая нагрузка?
– Неким – да, поначалу было тяжело. Но на то мы и мастера, чтоб преодолевать трудности.
Межсезонье для многих сопряжено с травмами. Ваш партнер по команде Андрей Кожокарь, например, поочередно залечивал голову, потому стопу. У вас со здоровьем как?
– Тьфу-тьфу, не жалуюсь. Сначала сезона, как вы понимаете, определенные трудности у меня были, но я стремительно пришел в себя и очень скоро стал трениться в общей группе. На данный момент все отлично. – Предыдущее зимнее межсезонье получилось для вас бурным. Ходили разговоры о вашем отъезде за границу. Вы были на просмотре в московском ЦСКА. На этот раз все намного спокойнее?
– Ну, как я знаю, на данный момент тоже ведутся переговоры о моем переходе в другой клуб. Надеюсь, они завершатся успешно. Я с большущим наслаждением играю за «Зимбру», но охото уже испытать себя и на более высочайшем уровне.
Вобщем повторюсь — все это понаслышке. Ничего определенного мне не гласили. Просто произнесли – готовься.
– А с каким клубом ведутся переговоры?
– Не знаю. В прессе циркулируют слухи, что мною интересуются румынские команды, а именно, «Униря». Но, повторю, мне ничего еще не гласили.

Боюсь новой травмы

Первую половину сезона как для себя оцениваете? Она сложилась удачнее, чем, скажем, вторая половина сезона предыдущего?
– Мое мировоззрение – я ее провалил, Не успел показать то, что был должен.
С чем это было связано? Мало времени проводили на поле?
– Нет, я думаю, во всем повинна травма, которая у меня была сначала чемпионата. Я стремительно восстановился, но выкладываться полностью у меня уже не выходило. Может быть, подсознательно страшился опять получить травму, страховался. Но на данный момент у нас есть довольно времени, будем работать и, думаю, вернем былые кондиции.
А с возросшей конкуренцией это никак не связано? Осенью в команде появилось много новичков, в том числе – вашего амплуа.
– Нет, конкурентность идет лишь на пользу. Происходит взаимовыгодный обмен. Легионеры обучаются у нас, мы – у их.
А вам лично с кем приятнее играть – с представляющими различные футбольные школы легионерами, или с местными ребятами, проверенными совместными выступлениями за «Зимбру-2»?
– Без различия. Я думаю, у нас на данный момент ровненький состав. Все ребята неплохого уровня, И 4-ое место – очевидно не та позиция, которую мы заслуживаем. Попытаемся весной это обосновать.

Поражение от «Артмедии» ни при чем

– Максим, у вас получается немного странная тенденция. В начале сезона вы перенесли травму, но сразу после нее провели ряд хороших игр – сделали победный дубль в поединке с «СSСА-Стяуа», забили единственный гол в ворота «Тилигул-Тираса». Спад наступил позже.
– Я думаю, все началось после домашней игры с «Тирасполем» (встреча закончилась вничью 1:1 – прим. ред.). Тогда я умудрился с трех метров не попасть в ворота, и мы в итоге еле ушли от поражения. Я начал переживать и..,
И с тех пор больше не забивали…
– Да не то, что не забивал – почти в каждом матче упускал несколько хороших моментов! Как говорится, попал в психологическую яму.
Кстати, бесстрастная статистика утверждает – первые половины сезонов для вас всегда получаются намного удачнее, чем вторые. С чем это связано?
– Просто осенняя часть сезона
обычно переполнена сложными матчами. Именно в этом время мы вы ступаем в еврокубках, игроки получают вызовы в сборные. Возможно, на весну психологических сил уже не хватает…
К тому же, зимние сборы не всегда проходят плодотворно – иногда приходится залечивать осенние болячки. Хорошо, сейчас все в строю, готовятся. Но так ведь бывает не всегда.
Есть мнение, что невысокие результаты, которые демонстрировала команда осенью, связаны с досадным поражением в Кубке УЕФА от «Артмедии». Согласны?
– Поражение действительно получилось очень обидным. Ведя на своем поле – 2:0, свести матч вничью. Тяжело было выдержать этот удар.
Но я бы не сказал, что неудача с «Артмедией» наложила отпечаток на последующие игры. В конце концов, чемпионат – это совсем другой турнир, с другими задачами. Не все матчи были не для нас неудачными. Некоторые провели очень даже неплохо. Да и концовка нам удалась – обыграли на выезде «Рапид».
Если позволите, еще один вопрос относительно матча с «Артмедией». Почему так здорово отыграв на выезде и в первом тайме домашнего поединка, в концовке «зубры» расклеились?
– Просто мастерства не хватило. Когда нужно было собраться и, что называется, «добить» соперника, мы наоборот – расслабились. И на последних минутах словаки нас за это наказали.
Команда какой-то урок из этого поражения извлекла?
– Хочется на это надеяться. Хочется верить, что это поражение сделало нас мудрее. И в будущем таких промахов больше не будет. А, вообще у нас очень молодая команда, которой еще многому надо учиться.

«Стеночки» Табанова – в прошлом

Вернемся к чемпионату. В осенней его части «Зимбру» часто терял очки в матчах с аутсайдерами. Что нужно сделать, чтобы во второй половине сезона таких промашек стало меньше?
– На самом деле потери на старте преследуют нас уже не первый год. Как этого избежать? Надо бороться и стремиться к победе абсолютно в любой игре.
Главный тренер Александр Севидов говорит, что пытается привить команде более динамичный и зрелищный футбол. На тренировках это как-то ощущается?
– Конечно, ощущается. Стараемся играть быстрее, оперативно переходить в атаку, подключать фланги.
Такой футбол практиковать сложнее?
– В первую очередь, он интереснее, от него получаешь больше удовольствия. Да и потом – в футбол нельзя играть, стоя на месте. Хотя, конечно, демонстрировать такую игру сложнее и, в первую очередь – в физическом плане. Надо много бегать.
– От тех тренировок, что были при Табанове, нынешние занятия сильно отличаются?
– Конечно, отличаются. Не могу сказать, что при Табанове они были скучнее или интереснее, но Иван Петрович проповедовал немного другую тактику. Он делал упор на комбинации, «стеночки», подачи с фланга. Севидов тоже уделяет внимание флангам, но при этом больше ориентируется на длинный пас.

Конфликт с Тропанцом исчерпан

Вы являетесь игроком молодежной сборной, однако ваши отношения со второй командой страны сложно назвать ровными — вас туда то вызывают, то не вызывают. В 2006-м году на турнире памяти Валерия Лобановского произошел и вовсе скандальный казус – в игре с Израилем вас заменили уже в середине первого тайма, а тогдашний наставник «молодежки» обвинил вас в недостаточной самоотдаче.
– Да, я помню ту игру. Ключевым моментом стало то, что за десять минут мы пропустили два гола. Я думаю, в такой ситуации любой тренер начал бы нервничать.
Но во время разбора игры мы с Борисом Яковлевичем спокойно сели, поговорили и, в принципе, поняли друг друга. Я на него не обижен. Думаю, он поступил тогда логично
При Илие Карпе вы вновь регулярно призываетесь под знамена сборной U-21.
– Но и Тропанец меня вызывал! Да, между нами был конфликт, но потом мы его уладили, и я снова стал получать приглашения в «молодежку».
И все-таки сейчас доверия стало больше.
– Да, я стал капитаном. И именно
в матчах, в которых я «капитанствовал», мы одержали две победы.
Но затем последовали две провальные игры – с немцами и североирландцами.
– Опять же, это урок. Урок для всей нашей команды. Впрочем, впереди еще есть несколько матчей, надеюсь, мы еще сможем исправить положение.
Это будет непросто – в своей группе молдавская сборная идет четвертой, отставая от второго места на четыре очка.
– Но если мы возьмем очки в Израиле, обыграем дома немцев, у нас появятся неплохие шансы вновь включиться в борьбу.
А разве в первом матче немцы произвели впечатление команды, у которой можно отнимать очки?
– У любой команды можно отнимать очки. В игре с немцами при счете 0:0 у нас были две стопроцентные возможности забить. Мы их упустили, и буквально тут же хозяева забили нам на контратаке. Естественно, ребята после этого немного растерялись. Вдобавок, в середине второго тайма нам забили еще один нелогичный гол, и уже через минуту удалили Андрея Кожокаря. Только после этого немцы смогли довести дело до 3:0.
Через месяц «молодежка» с точно таким же счетом уступила на выезде Северной Ирландии. Причем все три гола были забиты уже к исходу первой четверти часа.
– Да, неожиданное получилось начало. А главное – мы оказались совершенно к нему не готовы.
А в чем была причина?
– Не знаю. Мы на все матчи настраиваемся серьезно. Никакой расслабленности перед прилетом в Лурган не было. Думаю, нам просто не повезло. Во всяком случае, такого счета мы не заслужили.

Ветеранское воспитание

Максим, обратимся к корням. Как все начиналось? Во сколько лет вы пришли в школу «Зимбру»?
– В шесть лет. На базу «Зимбру» меня привел отец. В августе мы попали в аварию, и после этого он сказал, что отведет меня в футбольную секцию.
А почему это произошло именно после аварии?
– Не знаю. Думаю, это было просто совпадение. Вообще я с самого детства любил футбол. Всюду таскал за собой мяч. Естественно, мой папа, школьный учитель физкультуры, не заметить этого не мог.
В шесть лет… То есть вы – «зубр» с 15-летним стажем. А первого тренера помните?
– Конечно. Его звали Яков Ефимович, фамилии, к сожалению, не помню. Он потом в Израиль уехал. Через пять лет нас передали Николаю Филипповичу Есину. Потом Валентину Михайловичу Гарште. В пятнадцать лет оказался в «Зимбру-2»…
…а в восемнадцать – в основном составе «Зимбру».
– Вообще-то – в 17.
– И очень скоро стали одним из лидеров клуба. Не тяжело было выдерживать психологический груз?
– Нет. Помогали более бывалые ребята – Баштинэ, который тогда был капитаном, Бурковский, Бойченко, Шишелов, Руснак.
– Воспитывали?
– Ну, как без этого?
Словом или…
– Только словом! Тогда в «Зимбру» вообщем был очень неплохой коллектив.
Можно ли сказать, что твердым игроком «основы» вы стали после того, как в 2004-м году забили «Шерифу» в финале Кубка?
– Честно говоря, в той игре я вышел в качестве левого заступника. За несколько недель до кубкового конца травму получил Булгару, Меня спросили, смогу ли я его поменять? Я произнес: «Смогу», и после чего начал играть в обороне. А в том матче с «Шерифом» я, как на данный момент помню, опекал Бычкова. Один раз его оставил, побежал к чужим воротам и забил.
А в «Зимбру-2» вы когда-то играли защитником?
– Нет, никогда. Согласился постоять в обороне, только чтоб получить место в «основе». Вобщем, уже через год меня перевели в полузащиту. Сначала играл слева, позже справа, на данный момент вот действую под нападающими.
Кто-то из тех, с кем вы начинали заниматься футболом, сейчас играет?
– Никого! Сеня Булгару, Александр Епуряну, Виталий Маналиу – все эти ребята пришли уже позднее.
Как вы думаете, если бы вся эта честная компания – Епуряну, Булгару, Маналиу, одним словом все те, с кем вы выступали в «Зимбру-2», сейчас были бы в клубе, какое место он бы занимал?
– 1-ое. Во всяком случае, когда мы выступали по детям, юношам, а позже и за «Зимбру-2», обыгрывали всех попорядку. При этом, не просто обыгрывали, а разбивали в пух и останки – 5:0, 6:0. ”Шериф” тоже изредка ”отскакивал”.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *