Самый богатый спортсмен в истории – колесничий из Древнего Рима. Мы не шутим

02 апреля 2020, четверг

Сначала апреля "Форбс" вместе с Formula Money подсчитал гонорары и призы пилотов за всю историю "Формулы-1" и сделал вывод: пятикратный фаворит мира Льюис Хэмилтон уже заработал четыреста восемьдесят девять миллионов баксов в гонках и обошел по этому показателю Михаэля Шумахера с четыреста шестьдесят четыре миллионами и Фернандо Алонсо с четыреста 50 восемь миллионами. Благодаря новенькому договору с "Мерседесом" на сумму от 30 5 до 50 миллионов в год британец стал самым богатым пилотом последних 2-ух веков — но ни ему, ни Красноватому барону так и не удалось пока даже приблизиться к самому удачному гонщику в истории.

Кто же может быть круче обладателей девяносто один и 70 6 побед в "Ф-1" соответственно? Гай Аппулей Диокл — древнеримский гонщик на колесницах, заработавший за 20 четыре года карьеры в "Циркусе Максимусе" сногсшибательную сумму в 30 5 863 100 20 сестерциев (итоговое состояние спортсмена вышыбли после подсчетов на посмертном монументе, воздвигнутом болельщиками). Эквивалент в золоте составил две тыщи 600 кг, а в 2010-м состояние Диокла оценивали в пятнадцать млрд баксов. Не так давно Bloomberg перечел заработки атлета по отношению к внутреннему валовому продукту старого страны и вывел, что объем выигранных в гонках сестерциев эквивалентен даже 20 девять млрд современных баксов. По оценкам историков, состояние колесничего оказалось впятеро больше активов самых больших и богатых губернаторов Рима, и при желании атлет мог год подкармливать столицу хлебом или нанять бессчетную армию страны на пару месяцев.

Нет, Гай Аппулей не занимался ловкими приватизациями старых плавилен и не взимал большие налоги за использование римскими дорогами: все свои средства до последнего сестерция он заработал только гоночными призовыми. Тяжело представить, сколько бы он получил, существуй в Риме реклама либо спонсорские договоры, да и без их Диокл и до настоящего времени является самым богатым спортсменом в истории — ни Майклу Джордану, ни Тайгеру Вудсу, ни Флойду Мейвезеру, ни Криштиану Роналду, ни Льюису Хэмилтону пока не удалось до него достать (и навряд ли когда-нибудь получится).

Откуда так много денег?

Все очень просто: Гай Аппулей был очень неплохим колесничим — наилучшим в Риме. За карьеру он проехал четыре тыщи двести 50 семь гонок и выиграл одна тыща четыреста шестьдесят два из их — по проценту побед обогнал бы всех величавых чемпионов "Формулы-1", не считая Хуана-Мануэля Фанхио и Альберто Аскари. Кроме наград за 1-ые места Диокл восемьсот шестьдесят один раз удостаивался премий за 2-ое место и 500 70 6 раз — за третье. Только одна тыща триста 50 семь раз гонщик не попал в топ-3.

Фаворит в римских гонках на колесницах получал от 20 до шестьдесят тыщ сестерциев зависимо от класса заезда и уровня стадиона. В провинциях призовые были в пару раз меньше, но все равно на порядки превосходили заработки обыденных людей: например, легионер в годы Диокла получал приблизительно 80-100 сестерциев за месяц. Высокий уровень оплаты гонщиков связан с высочайшей смертностью и травматичностью: чуть не в каждом заезде хотя бы один колесничий падал с повозки и завершал карьеру из-за бессчетных переломов либо даже смерти.

Гай Аппулей был так неплох, что гонялся без инцидентов целых 20 четыре года (по 100 70 семь заездов за сезон): в первый раз он попробовал себя на ипподроме в восемнадцать и уверенно соревновался до 40 два лет. Для сопоставления, прошлые легенды гонок на колесницах гибли, не дожив даже до 30 (Скорпус, к примеру, выиграл вообщем больше две тыщи гонок, но окончил карьеру под копытами лошадок в 27).

Оказывала влияние на экономику заезда и посещаемость: "Циркус Максимус" (621 метр в длину и 100 восемнадцать – в ширину) вмещал четверть населения Рима (250 тыщ человек) – и на каждую гонку Диокла стадион всегда наполнялся под завязку.

Откуда он взялся и как пришел к успеху?

Гай Аппулей родился в 100 четыре году нашей эпохи в городке Ламекум — сейчас он именуется Ламеу и заходит в португальский винодельческий субрегион Дорвею. Отец обладал маленький провинциальной транспортной конторой, так что семья грядущего рекордсмена была довольно обеспеченной, и Диокл предназначил себя собственной страсти — лошадям. В роли конюшего он и прибыл в Илерду на местности современной Каталонии, где и провел 1-ый заезд. После вереницы легких побед всем стал ясен настоящий уровень юного колесничего, и он отправился в Рим гоняться в элитных турнирах.

Все же, невзирая на все локальные успехи, в столице Гаю Аппулею пришлось начинать карьеру в "Белоснежной команде" – организации, собиравшей участников из низших слоев общества вроде рабов, бедняков и варваров. Она обладала худшим по качеству оборудованием и лошадьми, так как финансировалась из толики призовых участников, а вчерашние новенькие, гонявшиеся ради средств либо из желания купить себя из рабства, не обладали подабающей сноровкой и нередко погибали на ипподроме, ничего не добиваясь. Диокл гонялся за их больше 5 лет и только в 20 четыре года дождался приглашения от "Зеленоватой команды" – самой пользующейся популярностью в народе организации, собиравшей под своими знаменами наилучших атлетов.

Лузитанец соревновался за новейшую команду еще три года, а в 20 семь решился покинуть "зеленоватых" и отправиться в стан "Бардовых", где к тому моменту не осталось ни 1-го по-настоящему лучшего гонщика. Благодаря переходу Гай Аппулей серьезно выиграл в денег и славе, так как стал флагманом организации и вышиб эксклюзивные условия со сниженным процентом отчислений с призовых в адресок команды. Также Диокл стал главной звездой собственной фракции, когда у "зеленоватых" он был одним из равных – кажется, конкретно его путь в 90-х и повторил Михаэль Шумахер после перехода в стан другой "красной" команды в не самом лучшем состоянии.

В конечном итоге Диокл гонял в красноватом пятнадцать лет прямо до конца карьеры, а после ухода с ипподрома купил целое поселение Праенесте под Римом (современная Палестрина) и отправился туда доживать в тиши и спокойствии, стставуть не единственным в истории гонщиком, реально добравшемся до преклонных лет.

Публика его любила

Диокл собирал сотки тыщ зрителей не только лишь неизменными победами. Большая часть его заездов преобразовывалось в шоу с прорывами из 2-ой 10-ки в топ-3 наилучших – Гай Аппулей старался пересечь финальную черту в последний момент и откладывал все вероятные обгоны на последние круги. Вот поэтому масса сходила по лузитанцу с разума — ни один другой гонщик не дарил им настолько же сильных чувств. Заезды рекордсмена стремительно стали основным событием денька, собирали наивысшую публику и лидировали по объему разыгрываемых призовых.

Конкретно из-за всеобщей народной любви историки считают свершения Диокла очень подлинными: из-за его популярности все свершения колесничего кропотливо записывали много источников. Потому пусть его жизнь с карьерой и кажутся сказочными и мистическими, но они по правде случились. Основная звезда "Циркуса Максимуса" сверкала очень ярко — и, вероятнее всего, ее уже никто и никогда не затмит.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *