Экс-форвард "Шерифа" Роберто Браун: "Мы выиграли 5:0, я забил два гола, а Барбик – один. Стойкицэ сказал, что по такому случаю поставит нам по бокалу пива"

02 мая 2020, суббота

Роберто Браун стал первым футболистом из Панамы, который приехал в чемпионат Молдовы сначала нулевых годов. В интервью нашему порталу один из наилучших бомбардиров в истории сборной Панамы сказал о том, сколько зарабатывал в Молдове, признался, как проходили тогда матчи меж "Шерифом" и ФК "Тирасполь", также вспомнил, как играл в дерби 2-ух принципиальнейших конкурентов, в каком арбитр удалил всех 22-х футболистов с поля
Зашли в один из ресторанов Кишинева чтоб сопоставить, чье пиво лучше: молдавское либо панамское. Выпили пару бокалов и здесь в это заведение входит Стойкицэ

– Давай начнем с того, чтобы наши молодые посетители понимали, какие раньше нападающие играли в чемпионате Молдовы. Ты приехал в Национальную Дивизию в самом рассвете карьеры, когда был основным игроком сборной Панамы. Перед тем, как с тобой пообщаться, я готовился к этому интервью и читал о тебе разные материалы в панамской прессе. Там до сих пор помнят такого футболиста, как Роберто Браун и называют почему-то Эль-Бомбанеро. Откуда пошло такое погоняло, и кто тебе его дал?

– Я забивал много голов в клубах, в каких играл дома. Уезжал в чемпионаты примыкающих государств и там тоже был в числе наилучших бомбардиров. Плюс был период в сборной, когда у меня пошли голы один за одним. За это панамские журналисты меня и окрестили Эль-Бомбанеро.

– Уже долгое время лучший бомбардир нашей сборной Молдовы Сергей Клещенко. Для этого ему хватило забить одиннадцать голов. Если посмотреть на твою статистику в сборной, то ты сыграл чуть больше 50-ти игр и забил в них шестнадцать голов. Насколько я понял по материалам вашей прессы, ты тоже один из лучших бомбардиров Панамы за всю ее историю?

– Да, у меня шестнадцать голов. Можно сказать, что это 3-ий итог по забиванию в сборной Панамы. А вот наилучших бомбардиров у нас двое и они дружно делят 1-ое место с отрывом– у их по 40 четыре гола.

– Ты первый человек из Северной Америки или КОНКАКАФ, который присоединяется к списку наших интервью. Когда обычно я спрашиваю у футболистов из Африки, Азии и Южной Америки, как они оказались в Молдове, все говорят, что сделали это через своих агентов или менеджеров, которые им помогли попасть в Европу. Ты приехал в молдавский чемпионат в начале нулевых годов, когда масштабный футбольный агентский бизнес еще не был так сильно развит. Как так получилось, что ты попал в Тирасполь из такой необычной и экзотической страны, как Панама?

– Ты, правильно, подметил, что в то время я навряд ли попал бы в Молдову через агента. В моем случае все вышло по другому и проще. Я играл за сборную Панамы, которую тренировал румын Михай Стойкицэ. После работы с нашей государственной командой ему поступило предложение поработать в "Шерифе". Стойкицэ отлично знал меня по матчам за Панаму, я нередко играл у него и делал это полезно: забивал, отдавал голевые пасы, всегда выкладывался. Потому он тоже решил меня пригласить с собой поехать в Молдову.

– На тот момент ты был одним из ключевых игроков сборной Панамы. Неужели у тебя не было других более интересных предложений, чем переход в чемпионат Молдовы?

– Панамские футболисты не пользуются огромным спросом в Европе. Мы не Латинская Америка. Каким бы неплохим и сильным не был футболист и вроде бы отлично он не играл в нашей сборной, ему все равно тяжело попасть в неплохой европейский клуб. В Панаме считается уже очень неплохим достижением в карьере, если ты переходишь в чемпионат Мексики, США (на данный момент он именуется МLS – прим. авт.), Уругвая, Эквадора, Колумбии либо даже едешь в азиатские страны. Вот для тебя пример: наилучший бомбардир за всю историю нашей сборной Луис Техада за всю свою карьеру так никогда и не сыграл ни в каком европейском клубе. Ему уже 30 восемь лет, он играл на Чемпионате Мира в Рф, забил за сборную 40 четыре гола, но неплохого предложения из Европы так и не получил.

– Получается, ты был рад тому, что Стойкица пригласил тебя попробовать поиграть в Молдове? Хоть наша Национальная Дивизия не входила никогда даже в 30-ку лучших чемпионатов в Европе, тебя это не смущало?

– Естественно, рад и, естественно, не смущало. Во-1-х, сам факт того, чтоб поехать поиграть в Европе уже был увлекателен. Во-2-х, я осознавал куда попадаю и знал, что "Шериф" – не плохая по местным меркам команда, а это означало, что мы будем победителями во всех местных трофеях и будет возможность поиграть в Лиге Чемпионов. В-3-х, меня пригласил тренер, который отлично знал, как я играю, а я отлично осознавал, какие у него требования. Ну и, в-4-х, в Тирасполе тогда были хорошие условия в плане денег и инфраструктуры. Можно было не только лишь отлично зарабатывать, да и расти, как футболист. Для занятий были сделаны все способности: хорошая база, стадион.

– Расскажи какую-нибудь забавную историю, которая приключилась с тобой в самом начале, как только ты приехал в Молдову?

– После 1-го из матчей Барбик (Руслан Барбурош – прим. авт.) пригласил нас испытать ваше молдавское пиво. Мы зашли в один из ресторанов Кишинева и решили сопоставить, чье пиво лучше: молдавское либо панамское. Выпили пару бокалов и здесь в это заведение входит Стойкицэ и спрашивает, что мы здесь делаем (улыбается).

– Он специально следил за вами и зашел проконтролировать, чтобы вы не напивались или же он случайно там оказался?

– Нет, не думаю, что смотрел специально. Просто тогда было не настолько не мало добротных мест, где можно было посидеть, и вот он и пришел туда тоже отдохнуть.

– Какой-то штраф за это был от Стойкицэ?

– Нет, мы тогда выиграли 5:0. Я забил два гола, а Барбик – один. Стойкицэ даже произнес, что по такому случаю поставит сам нам еще по бокальчику. Он хороший психолог и знал, как строить с футболистами отличные дела. В играх и на тренировках он добивался полную отдачу, да и осознавал, что есть время для отдыха и расслабления.

– Ты знаешь, что Барбик умер три года назад?

– Нет, даже не знал об этом. Я слышал, что погиб Кристи Тудор, но это было издавна, лет 10 тому вспять (8 – прим. авт.)

– Вместе с тобой, получается тоже по рекомендации Стойкицэ, тогда приехали еще двое футболистов сборной Панамы. Одного из них многие болельщики "Шерифа" вспоминают до сих пор хорошо. Я говорю про Альберто Бланко. Он отыграл три полноценных сезона в клубе, выходил в Лиге Чемпионов и потом уехал в чемпионат России в "Аланию" вместе с Тудором и Даду. А вот второй твой соотечественник запомнился только написанием своего длинного имени – Гуардия Ледесма Убальдо Густаво и больше ничем. Почему так получилось?

– Я считаю, что они оба были неплохими футболистами. Когда приехал Бланко, с ним подписали договор, а позже выслали назад в аренду на год в чемпионат Панамы. Он уехал в Ла-Чоррера в его родной клуб "Сан-Франсиско", поиграл еще сезон там и возвратился в "Шериф", после этого слету стал игроком базы. Убальдо Гуардия предложили сходу остаться в Молдове и пойти на год в аренду в ФК "Тирасполь". В "Тирасполе" он отлично себя показал и уже через полгода его возвратили в "Шериф". Но там он не сумел проявить себя, изредка попадал в состав и через год возвратился в панамский "Тауро", откуда и переходил.

В "Шерифе" в успешный месяц вкупе с премиальными выходило около три тыщи 500 баксов. Это очень отличные средства, беря во внимание, что был 2002-й год

– Понимаю, что глупый вопрос, но по сравнению с ведущими панамскими клубами в "Шерифе" тогда платили больше?

– Естественно, больше. И не только лишь в сопоставлении с панамскими клубами. До того, как уехать в Молдову, я поиграл в Коста-Рике, Гондурасе, Сальвадоре и Панаме. Во всех 4 чемпионатах у меня была заработная плата во много раз меньше, чем в "Шерифе".

– Давай хоть примерные цифры назови, чтобы понимать, о каких суммах идет речь. Сколько ты получал в Северной Америке, и сколько у тебя стало, когда приехал в Тирасполь?

– В "Шерифе" в успешный месяц совместно с премиальными выходило около три тыщи 500 баксов. Для этого было надо выиграть 3-4 игры за месяц в чемпионате плюс в кубке кого-либо пройти. Это очень отличные средства, беря во внимание, что был 2002-й год. В Панаме же сначала нулевых годов даже с учетом всех премий и до одна тыща баксов не доходило, в среднем 700-800 кое-где.

– В твой первый сезон в "Шерифе", который был в 2002-м году, вы очень легко выиграли чемпионат и обогнали занявший второе место "Нистру" на очков 15-16, а вот в финале Кубка с тем же "Нистру" было уже не так легко. Помнишь тот матч?

– Естественно, помню. Это один из моих самых памятных матчей за "Шериф". Мы сыграли тогда 2:2 в основное время и один из голов забил, как раз, я. Позже было дополнительное время, мы забили 3-ий гол и выиграли 3:2.

– Ты запомнил тот матч, так как забил хороший и важный гол в финале? Или потому что вы выиграли тогда Кубок? Или за конкретно одну эту игру были самые больше премиальные?

– Я думаю, все совместно. И мяч забил в финишном матче, и этот гол посодействовал команде одолеть и взять трофей, и Кубок выиграли, и церемония награждения, медали, салют. К тому же мы игрались на наибольшем стадионе страны, который был заполнен. Помню, полные трибуны и много народа. На конец Кубка тогда собралось в 10-ки раз больше людей, чем ходило обычно на игры чемпионата. Все это в целом воздействовало на создание классной атмосферы, которую нереально запамятовать до сего времени.

– А премия за победу в этом матче?

– Как я помню, еще до начала турнира было обговорено, что мы получим приз, если выиграем Кубок. Через некоторое количество дней после конца мы получили эту премию. Но нельзя сказать, что нам заплатили ее тогда только за один финишный матч. Это были средства за победу в целом, во всем турнире – несколько тыщ баксов.

– Какой был твой самый памятный момент за то время, что ты играл в "Шерифе" и находился в Молдове?

– Мы гласили про отлично запомнившуюся мне игру в конце Кубка с "Нистру", но не могу не вспомнить про очередной матч. Говорю на данный момент про собственный дебют в Лиге Чемпионов, когда нашим конкурентом был фаворит Казахстана ("Женесс" – прим. авт.) Тогда тренером был уже Габи Балин. Мы проигрывали 0:1, позже сравняли. Я хоть и не играл в базе, но вышел на последние минут 20. Помню, счет тогда был – 1:1. Мы здорово сыграли эту концовку, всегда провели ее в атаке и на последних минутках все-же отыскали пенальти, с которого забили победный гол и выиграли 2:1.

Этот матч точно мой самый памятный за "Шериф". Хоть я и не забивал в нем, но дебют в Лиге Чемпионов нельзя сопоставить ни с чем. К тому же тогда мы открывали новый красавец-стадион "Шерифа" и это был 1-ый матч на нем. Пришло много зрителей поболеть за нас, и это была роскошная атмосфера. Реальная футбольная европейская еврокубковая атмосфера. Выходит, что это два раза историческое событие для меня: и дебютная игра в Лиге Чемпионов и 1-ый матч на только-только построенном спортивном комплексе. Да к тому же такая волевая победа вышла.

– Стадион "Шерифа", конечно, очень сильно впечатлял, учитывая, что это был 2002-й год. Ты тогда играл в своей карьере на подобных аренах?

– Нет. На таких стадионах я точно не играл. Это был самый реальный современный спортивный комплекс, а не просто арена. Ранее мне вспоминается только матч за сборную Панамы против США. Мы игрались на выезде, на южноамериканском стадионе, который был построен к Чемпионату Мира -1994. Но шерифовская арена появилась на 10 лет позднее, чем этот стадион и все равно была лучше и современнее.

– Почему так возбуждают твою память матчи в Лиге Чемпионов?

– Во-1-х, сама атмосфера. Это чувство, как будто ты прикоснулся к чему-то величавому. Во-2-х, когда ты стоишь на поле перед игрой и слышишь этот гимн, бегут мурашки по всему телу. В-3-х, как я для тебя уже гласил, панамские футболисты ранее очень изредка уезжали в европейские клубы. Потому сильно мало наших игроков выходило в матчах Лиги Чемпионов. Мы с Бланко стали одними из первых, кто сыграл в матчах этого самого престижного клубного турнира в мире. Вот, ты слышал о таком футболисте, как Хулио Разделяй Вальдес?

– Конечно. А знаешь, откуда я его знаю? Помню, в начале 2000-х годов в одной футбольной газете был конкурс типа нынешних Fantasy. Нужно было собрать свою команду, уложившись в определенное количество баллов, которое стоил тот или иной игрок. Я даже взял Дели Вальдеса в свою бригаду, потому что он стоил не так дорого. И в тот сезон он как раз настрелял кучу голов и помог мне занять в итоге то ли 7-е, то ли 8-е место в итоге. Но тогда, если честно, я даже не знал, что он панамец…

– Разделяй Вальдес считается нашим наилучшим футболистом за всю историю Панамы. Он играл в ПСЖ, выигрывал с Парижем Кубок Кубоков, дважды занимал с ними 2-е место в чемпионате Франции, позже уехал в испанскую Примеру и стал там наилучшим бомбардиром "Малаги" за всю ее историю. Итак вот, даже он никогда не играл за свою карьеру в Лиге Чемпионов. А у меня это вышло сделать в составе "Шерифа", за что я очень признателен этому клубу. Пускай, я играл всего в 2-ух матчах выходил в обоих всего на 20 минут, но для очень многих панамских футболистов Лига Чемпионов так осталась несбывшейся мечтой.

До конца чемпионата пару туров и "Тирасполю" нужна только победа, чтоб продолжать гонку за "Дачией". Все гласили, что "Шериф" решил все свои задачки, означает, этот матч точно даст "Тирасполю" и специально проиграет. Но сыграли вничью – 4:4! Выходит, что "Шериф" отобрал очки у "Тирасполя", не пустил его в еврокубки, и к тому же посодействовал "Дачии" выйти туда

– Можно сказать, что у тебя не совсем получилась карьера в "Шерифе". При Стойкицэ ты сыграл по ходу своего первого сезона в "Шерифе" всего шесть игр, но забил в них четыре гола. Больше тебя в тот сезон забили тогда только Барбурош, Даду и Нестерук, но они сыграли и игр гораздо больше. Плюс еще был гол в финале Кубка. Почему ты так и не заиграл позже и не стал основным нападающим в "Шерифе", а ушел в аренду в ФК "Тирасполь"?

– Я гласил, что меня приглашал Стойкицэ. Михай проработал сезон и уехал, а заместо него пришел Балинт. У Габи уже был собственный взор на футбол, и он не лицезрел меня главным игроком в собственной команде. Так бывает, это футбол.

– Почему у одного румынского тренера ты играл и забивал важные голы, а у второго не получилось заиграть? Балинт не дал тебе шанса?

– Я бы так не произнес. По началу, я выходил на поле и играл. Но времени мне давали не настолько не мало. В главном только приходилось кого-либо подменять минут за 20 до конца матчей. За такое куцее время трудно что-то показать. Но, наверное, у Балинта было другое мировоззрение, и он считал, что того, что он мне отводит довольно, и я должен себя как-то показать и проявить больше, чем у меня выходило. Да и конкурентность тогда была очень мощная. Начал добавлять Даду. Много забивал Нестер (Нестерук – прим. авт). Приехал из Италии Кристи Тудор. Он был просто в феноменальной форме и тащил каждый матч.

– Ты два раза уходил в аренду из "Шерифа" в "Тирасполь" и два возвращался обратно. Не надоедало ходить туда-сюда?

– У меня был договор с "Шерифом", и если гласили, что необходимо идти в "Тирасполь" в аренду, нереально было не подчиниться этому решению. К тому же я был готов обосновать, что могу играть в "Шерифе" и не было смущения, что это было надо делать в более слабенькой команде. И у меня это выходило. Тренер "Тирасполя", у которого я играл, перебежал в "Шериф" и предложил мне вкупе с ним возвратиться.

– В "Шерифе" ты выигрывал чемпионат и Кубок Молдовы, играл в Лиге Чемпионов, а в "Тирасполе" этого уже ничего не было. Как игралось в более скромном "Тирасполе" после тех задач, которые ставставилисьешались в "Шерифе"?

– Мне нравилось играть и в "Тирасполе" тоже. Хоть это был и небольшой клуб и не таковой мощнейший во всех планах, как "Шериф", но тоже было любопытно. Пускай цели были скромнее, но это тоже было попадание в еврокубки. Да, не Лига Чемпионов, а Кубок УЕФА либо даже более умеренный Кубок ИНТЕРТОТО, но все равно было любопытно.

– Раньше об этом всегда молчали, но я не могу тебя не спросить про отношения "Шерифа" и "Тирасполя". Все знали, что "Шериф" забирал себе лучших игроков "Тирасполя", отдавая взамен тех, кто не проходил в состав. Если говорить прямо, "Тирасполь" – это был дубль "Шерифа" или его вторая команда, которая при этом играла с ним в одном и том же турнире, даже в двух – чемпионате и Кубке. Ясное дело, что в личных матчах футболисты "Тирасполя" особо не выкладывались и помогали очками старшему брату, отдавая их без зарубы. Мне всегда было интересно, как у вас происходила установка перед этими матчами? И каково выходить на поле и бегать в таких матчах, где уже все решено в плане результата?

– Установка проходила всегда, как как правило это бывает перед матчами. Тренировки тоже. Лично ко мне никто не подходил и ничего не гласил. Не было такового, что когда я играл в "Шерифе" меня вызывал тренер либо кто-то другой и гласил, что в этом матче не нужно выкладываться, так как "Тирасполь" специально нам проиграет. Точно также, когда я был уже в "Тирасполе", никто ко мне не обращался лично и не просил, чтоб я играл не в полную силу либо специально делал это плохо, так как наш конкурент "Шериф" и мы должны им специально проиграть. Даже напротив, когда я играл в "Тирасполе" против "Шерифа" я старался выкладываться по полной программке, так как желал возвратиться назад. Осознавал, что конкретно в матчах против "Шерифа" необходимо все обосновывать и показываться себя, а не в играх с аутсайдерами.

– Ты сам веришь в то, что сказал? Я могу поверить, что тебе как легионеру, и к тому же еще и нападающему, никто не говорил ничего, потому что в этом не было смысла. Но у тебя самого эти матчи не вызывали никаких сомнений?

– Нет. Даже, напротив. Я помню в один из сезонов "Шериф" уже обеспечил для себя чемпионство, а "Тирасполь" рубился с "Дачией" за 4-е место и за выход в еврокубки. До конца чемпионата пару туров и "Тирасполю" нужна только победа, чтоб продолжать гонку за "Дачией". Все гласили, что "Шериф" решил все свои задачки, означает, этот матч точно даст "Тирасполю" и специально проиграет. Но сыграли вничью – 4:4! Выходит, что "Шериф" отобрал очки у "Тирасполя", не пустил его в еврокубки, и к тому же посодействовал "Дачии" выйти туда.

– Я помню тот чемпионат и тот матч. Тогда у "Тирасполя" все равно оставались чисто теоретические шансы догнать "Дачию", поэтому, можно сказать, что эта игра ничего не решала все равно…

– В любом случае, победа "Тирасполя" дозволила бы ему и далее быть в гонке. Если б вышло выиграть все оставшиеся матчи, а "Дачия" проиграла бы в их, то можно было бы зацепиться за выход в Интертото. А так вышло, что "Шериф" отобрал у "Тирасполя" настолько принципиальные два очка и снял с "Дачии" все напряжение, на сто процентов выключив ее прямого соперника.

– Согласись, странный счет – 4:4. Может договор был изначально сыграть на ничью?

– А смысл, если ничья не устраивала никого. Тогда "Тирасполю" точно необходимы были только три очка, а в "Шерифе" платили премиальные только за победы. Этот ничейный итог не устроил ни тех, ни других. Одни остались без еврокубков, а другие без премии.

Мое 1-ое уругвайское дерби. Входит главный тренер и гласит, что сначала 70-х годов "Пеньяроль" и "Насьональ" сыграли так, что арбитр удалил всех 22-х футболистов обеих команд. Потому лучше, чтоб этот матч мы доиграли хотя бы ввосьмером

– Из Молдовы ты уехал в Австрию, где поиграл пол сезона за клуб, который сейчас называется Red Bull Зальцбург. Потом ты играл в чемпионате Уругвая и в MLS. Что интересного можешь рассказать про этот период твоей карьеры?

– В Австрии был самый сильный уровень, но у меня длительное время были препядствия с травмой, потому пропустил сильно много матчей. Там очень роскошная инфраструктура. Если в Молдове только "Шериф" и "Тирасполь" воспринимали свои домашние матчи в не плохих критериях, то в Австрии каждый клуб играл на неплохом поле и стадионе. Даже было не по привычке, что по сопоставлению с Молдовой каждый тур играешь на роскошном стадионе. В MLS тогда ничего увлекательного не было. Это на данный момент они раскрутились, и к ним приезжает Ибрагимович, Пирло и другие европейские звезды. Когда я там играл, то из более узнаваемых игроков были разве что сборники США, да и о их не достаточно кто отлично знает. Самое увлекательное было, наверное, в Уругвае. Там безумная атмосфера на трибунах.

– Ты поиграл там за "Пеньяроль". Насколько я знаю, это самый лучший и титулованный клуб "Уругвая"?

– Да, на данный момент у их на 5 либо 6 чемпионств больше, чем у их головного конкурента "Насьоналя". Вначале это был один клуб, но позже интересы управления разделились и "Пеньяроль" вроде бы стал самостоятельным клубом. Дерби меж этими командами всегда проходят в очень напряженной обстановке. В "Пеньяроле" простят поражение хоть какой команде не считая "Насьоналя", а за победу над ними в дерби нам платили даже не двойные, а тройные премиальные.

– Расскажи про страсти, которые кипят во время таких дерби?

– Мое 1-ое уругвайское дерби. Входит главный тренер и гласит, что сначала 70-х годов "Пеньяроль" и "Насьональ" сыграли так, что арбитр удалил всех 22-х футболистов обеих команд. Потому лучше, чтоб этот матч мы доиграли хотя бы ввосьмером.

– И у них так постоянно происходит?

– Да. Мне так же ведали, что в 90-е меж ними был матч, в каком за 5 минут до конца у каждой команды на поле осталось только семь игроков. А в 2000-х во время матча была такая массовая стычка на поле, что 10 человек – девять игроков и один член тренерского штаба провели месяц в кутузке. Я когда там играл, тоже изредка бывало такое, чтоб наш матч с ними не обходился хотя бы без 1-го либо 2-ух удалений.

– Ваша сборная впервые вышла на Чемпионат Мира только в 2018-м году. Что мешало вам раньше попадать туда?

– У нас есть Мексика и США. Это два местных гранда, которые практически всегда выходят на Чемпионат Мира. Чтоб поехать на Чемпионат Мира, необходимо чтоб кто-то из их не попал туда. Так и вышло последний раз, когда наша сборная поехала в Россию заместо США. Бывает, что возникает очень не плохое поколение у наименее лучших сборных, как, к примеру, Коста-Рика эры Паоло Ванчопе либо Гондурас времен Давида Суассо.

– Почему тебя не вызвали в сборную Панамы на Чемпионат Мира 2018-го года?

– Ты шутишь? Я окончил с футболом в 2014-м. А за сборную последний матч сыграл еще в 2011-м.

– Нет, не шучу. Я специально смотрел парочку матчей твоей сборной, когда они играли в России. У вас в составе три футболиста 1981-го года. То есть им было по тридцать семь лет! Ладно, один из них – вратарь. Но двое других – нападающий и полузащитник. Тебе на тот момент было 40, значит они всего лишь на 3-4 года младше тебя…

– Я для тебя скажу даже больше. 1-го из их зовут Фелипе Балой. Он самый возрастной игрок сборной и, невзирая на это, конкретно он забил 1-ый в истории Панамы гол на Чемпионатах Мира, да к тому же положил в ворота Великобритании. На тот момент ему было 30 семь с половиной лет.

– Вот видишь, чудак в тридцать семь с половиной лет еще и сообразил гол на Чемпионате Мира. Ты всего лишь на три года его старше. Мог бы тоже хотя бы выйти на замену в одном матче. Думаю, ты бы и в сорок лет не испортил картину в такой сборной. Разве я не прав?

– Напрасно ты так. Да, если поглядеть на таблицу, то у нас три поражения. Но, ты помнишь, какие конкуренты были в нашей группе? Великобритания и Бельгия дошли до полуфиналов, там проиграли только финалистами Чемпионата Мира, а сами игрались меж собой за третье место. В матчах с этими сборными более половины команд со всего турнира навряд ли смогли бы набрать очки. С Тунисом мы сыграли достойно, проиграли в равной борьбе в один мяч. Но даже в таковой группе мы смогли забить два гола. Сейчас смотри на другие таблицы. Польша с Левандовски забила столько же, только у их были Сенегал и Япония. Германия тоже забила два гола, но у их в группе Мексика и Южная Корея.

– Это все хорошо, молодцы. Но, в любом случае ваша сборная ни на что не претендовала. Когда у вас основной костяк команды состоит из трех футболистов, которым тридцать семь лет, а четвертому тридцать шесть лет, то на что можно претендовать? А так могли бы и тебя в сорок лет взять за компанию…

– Я играл ранее с этими футболистами много игр в сборной. Когда они только начинали свою карьеру, я уже был там игроком базы. И мне приятно, что они продолжили наше дело, которое мы начинали совместно. Здорово, что у их вышло продлить свои карьеры и дождаться этого исторического действия, коим, непременно, является выход на Чемпионат Мира.

– Тебе не обидно, что ты так и не сыграл ни разу на Чемпионате Мира в отличие от них?

– Нет, я не жалуюсь. Мне приятно, что я увидел своими очами, как наша сборная в первый раз за столетнюю историю попадает на самый главный футбольный турнир мира. Это был потрясающий праздничек для всех наших обитателей. Приятно и за собственных друзей, с которыми мы вкупе игрались в сборной. Хоть я и не выходил на поле, но в стороне от команды и этого фуррора не остался. Во время Чемпионата Мира в Рф я работал футбольным профессионалом на нашем ТВ. Мне все очень понравилось: и рассматривать матчи, и делиться своим воззрением и получать новый опыт от таковой деятельности. Все было супер.

– Так какое пиво все же вкуснее: молдавское или панамское?

– Панамское все таки будет вкуснее. Но у вас точно лучше коньяк.

Автор: Сергей Беседин, специально для Moldfootball.com

Также читайте:

Экс-полузащитник "Олимпии" Шотаро Окада: "В Бельцах заработная плата была 500 баксов за месяц и призы. Часть я откладывал на старость в Стране восходящего солнца"

Помните заступника "Шерифа" Эдуарда Банди, ставшего монахом? После четырнадцать лет служения Богу он покинул монастырь и отдал интервью Молдфутболу

Экс-игрок "Тилигула" Джексон Ямил: "Что толку, что в Молдове я получал втрое больше, если цены на бананы и продукты у вас в 10 раз выше"

Роберто Бордин: "Мне подфартило поиграть в Серии А тех времен, когда там игрались просто безумные футболисты, которые творили историю мирового футбола"

Огбука Угочукву: "Я был готов играть в любом молдавском клубе за пищу и ночлег"

Игорь Костров: "Две тыщи человек кричат: "Игор! Игор!" У меня мурашки по телу. В Молдове с трибун только поливали"

Алекс Леал, 1-ый бразилец в НД: "Агент предложил вариант в Украине. Приезжаем – Атаки. Так вон, гласит, Украина – через мост"

Братья Пархоменко: "1-ое чемпионство "Шерифа" отметили с размахом. Напиши, что выпили много водки"

"Расслабленно обхожусь без Louis Vuitton и езжу по Москве на метро". Как Илья Чебану стал менеджером столичного банка

Олег Шойму о собственном 43-летнем возрасте: "Буду играть, пока хватает сил"

Жора Сажин: Первооткрыватель звезд

Вячеслав Катков: "Памятна победа над киевскими "динамовцами", которые на последующий год произведут реальный фурор в Европе"

Андриан Богдан: "Главным вратарём луганской "Зари" я стал после прыжка в лужу"

Евгений Иванов: "Тилигул" просил за меня у "Байера" из Леверкузена 100 тыщ марок"

Александр Голбан: "Грустно было ворачиваться из "Нюрнберга" в лес на Рышкановке"

Сергей Кирилов: "Я два года прогуливался на тренировки по футболу, говоря родителям, что хожу на гимнастику"

Александр Скрупский: "В Израиле мы даже бастовали на границе, чтоб впустили в страну Серёжу Динова"

Сергей Рогачев: "На 1-ые премиальные в Олимпийской сборной, казалось, могу приобрести половину Глодян"

Эрик Ококо: "В "Конструкторуле" мне как-то дали средства просто так, из-за моей недлинной причёски"

Сергей Клещенко: "Началась моя карьера матчем на первенство первой лиги СССР – я вышел на смену и сходу получил двойной перелом"

Сергей Секу: "Заместо поездки на Чемпионат Европы, меня выслали в Кишинев сдавать вступительные экзамены в Пединститут"

Денис Романенко: "Когда были в США, выбирали: узреть Скульптуру Свободы либо приобрести "видики". Решили, что Скульптуру мы увидим и издалека"

Лилиан Попеску: "В "Нистру" мы жили на базе, там на двенадцать км вокруг ничего не было, но мы вытерпели"

Олег Шишкин: "Время, проведённое в ЦСКА, было для меня одним из наилучших в карьере"

Игорь Опря: "В "Тилигуле" Григорий Корзун платил нам заработную плату и коньяком, и сахаром, и дойч марками, и баксами"

Владимир Коссе: "Тот набор формы "Андерлехт" нам подарил, и мы еще пару сезонов игрались в ней в чемпионате Молдовы"

Виктор Комлёнок: "На подъемные в "Шерифе" купил машину и квартиру. Осознавал бы, как ценна недвижимость, купил бы несколько"

Раду Ребежа: "Когда принёс первую заработную плату домой, то шокировал родителей"

Сергей Дубровин: "На Мальдивах мы поправлялись у вожака племени. Черт его знает, чье мясо мы ели"

Ион Тестимицану: "Договор с "Бристоль Сити" я подписал в аэропорту. Он был на британском, и я полностью ничего не сообразил"

Валерий Андроник: "Переход в "Рому" не состоялся из-за того, что бухарестское "Динамо" не договорилось с итальянцами"

Сергей Епуряну: "Сожаление о том, как сложилась карьера, есть совершенно точно"

Вадим Боец: "Гол в ворота сборной Голландии я вспоминаю пореже всего"

Виктор Берко: "Те, кто получал заработную плату водкой, стремительно отбивали свои средства, а вот люстры еще по полгода на рынке продавали"

Денис Калинков: "Хазар" предложил новый договор, но агент пообещал "Атлетико" либо "Мальорку"

Юлиан Бурсук: "Агент произнес – бери 20 штук и подписывай, либо придется ворачиваться в Атаки"

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *